Какая армия Средиземья самая могучая??

Автор:
Опубликовано: 1930 дней назад (8 мая 2012)
Блог: Кольца
Рубрика: Без рубрики
0
Голосов: 0
Какая армия Средиземья самая могучая?
Заявки на вступление в клан! | ВНИМАНИЕ КОНКУРС до 31 марта! победитель получит любую бижутерию с группы.
0 # 1 августа 2012 в 13:58 0
Сергей, вы наберите в интернете история Средиземья Властелин колец и посмотрите полную версию фильма и поймете что это небрет наркомана )
0 # 1 августа 2012 в 14:11 0
Владислав, чего мне набирать? у меня книга под рукой)
0 # 2 августа 2012 в 07:43 0
и верить пресловутым статьям не собираюсь!
0 # 3 августа 2012 в 01:22 0
Сергей, книга дааа ,да чтоты говоришь а уменя под рукой полная версия фильма и 523 страницы о средиземье
0 # 6 августа 2012 в 08:43 0
Фильм не книга, и вообще там всё разное!
0 # 6 августа 2012 в 18:47 0
Владислав, Гондор в Первую Эпоху!? ХАХАХАХАХАХАХАХАХА
0 # 7 августа 2012 в 09:06 0
хахахахахахах, поржал от души хДДД
0 # 8 августа 2012 в 10:08 0
Aleksey, да с эльфами разгромили орков во главе с темным магом их создателем
0 # 9 августа 2012 в 09:46 0
И точеное число воинов на Пеленоре вообще не известно! (как у сил приверженцев Саурона, так и у Свободных народов) О изначальном кол-ве не говорилось.
0 # 13 августа 2012 в 09:04 0
Владислав, ппц, вы бредите? Гондор был основан в конце Второй Эпохи, в Первую эпоху у людей вообще не было государств, они жили отдельными племенами на эльфийской земле, с позволения тех же эльфов.
0 # 17 августа 2012 в 07:11 0
Aleksey, да знаешь наркоман, было но гондором они еще себя не называли а подругому вместе с эльфами
0 # 20 августа 2012 в 11:39 0
хахахахаха Владислав, они себя никак не назвали, у низ было три дома: Дом Беора, Дом Халадина и Дом Марака
0 # 22 августа 2012 в 01:30 0
Владислав, и жили они не на территории современного Гондора на севере в Белерианде
0 # 26 августа 2012 в 09:15 0
В битве на Пеленорских полях участвовало лишь войско Моргула и Харадрим. о количестве не говорилось (но где-то 40 тыс), так же о точном количестве воинов Гондора не говорилось.

В самом Минас-тирите было войско (кол-во неизвестно, но регулярные войска были) имхо 4000 и больше. + 1000 те что были в Осгилиате и где-то 300-500 в Хеннет Аннуне.

+ союзники в начале осады Минас-Тирита.
Форлонг 200 воинов,
Дерворин 300 воинов,
Дуинхир 500 воинов,
Голасгил с горцами и 100 ополценцев,
Хирлуин 300 воинов,
Имрахиль 700 пеших воинов и Рыцари (кол-во неизвестно) имхо 500.

И по всей видимости ещё народ подтянулся. (см. цитату "Это было все – общим счетом тысячи три воинов, не больше." ВК (с) )

Примечание. (при этом у каждой провинции точно часть войск осталось охранять родную землю).
0 # 27 августа 2012 в 07:30 0
ХЕННЕТ АННУИН
«Сэму показалось, что ему не дали поспать и двух минут, когда он открыл глаза и обнаружил, что солнце давно перевалило за полдень, а Фарамир уже вернулся. Он привел с собой много воинов: собрались все оставшиеся в живых после вылазки, общим счетом две или три сотни. Воины расположились широким полукругом. В центре на земле сидел Фарамир, а Фродо поставили перед ним. Все это как–то подозрительно напоминало допрос пленника» + возвращавшиеся: «Фарамир ходил среди воинов, негромко расспрашивая каждого вновь пришедшего. Большинство вернулось из погони за уцелевшими южанами. Некоторые, появившиеся позже всех, посланы были узнать, что творится на дороге.»

ИЗ ПРОВИНЦИЙ В МИНАС-ТИРИТ

«– Форлонг! — кричали в толпе. — Верный друг, преданное сердце! Форлонг!
Но вот отряд лоссарнахцев прошел, и люди зашептались:
– Да это же все равно что ничего! Каких–то две сотни?! Мы ждали вдесятеро больше! Это, должно быть, из–за Черного Флота. Форлонгу пришлось придержать бльшую часть войска… Ну ничего, в бою каждый воин на вес золота.
Следом за отрядом Форлонга явились другие и были встречены с неменьшим ликованием. Один за другим прошли они в Ворота — воины гондорских провинций, соседи, в трудный час явившиеся на помощь столице. И все–таки их было мало. Гондор надеялся на большее и в большем нуждался. Воины из долины Рингло во главе с князем Дерворином, числом три сотни, пришли пешими. Рослый Дуинхир с сыновьями Дуилином и Деруфином из обширной Долины Черного Корня у истоков Мортонда явился с пятьюстами лучниками. Из Анфаласа, с дальних берегов Длиннобережья, шли, растянувшись чуть ли не на полторы версты, пастухи, охотники и крестьяне, все довольно плохо вооруженные, за исключением своего предводителя Голасгила и его приближенных. Из Ламедона явилась горстка угрюмых горцев без предводителя; из Этира— около сотни рыбаков (остальные были вынуждены остаться при кораблях).
Хирлуин Красивый с Зеленых Холмов, из Пиннат Гэлина, привел триста воинов; все они были одеты в зеленое. Последним прибыл блистательный Имрахил, князь Дол Амрота, родич Наместника. Свиту князя составляли конные латники в полном вооружении, на серых лошадях; над их головами развевались сверкающие золотом знамена с гербами благородного княжеского рода — кораблем и серебряным лебедем. За рыцарями свиты с песней шло семьсот пехотинцев, из которых каждый сам казался князем какой–нибудь страны; все они, как на подбор, были высокие, темноволосые и сероглазые.
Это было все — общим счетом тысячи три воинов, не больше.»

РОХИРРИМ
Слова Теодена: «Еще недавно я мог бы послать в бой, на страх врагам, целых десять тысяч копий, но — увы! — сегодня нас будет куда меньше. Мой народ не может оставаться без защиты. Шесть тысяч всадников вышлю я на подмогу Минас Тириту. Скажи Дэнетору, что в трудный час король Рохана сам идет к нему на помощь, хотя знает, что вряд ли вернется живым из похода. И все же дорога далека, а люди и кони должны сохранить свежие силы для битвы.»

Слова песни: Шесть тысяч копий вел он в край Солнца,
В Мундбург могучий под Миндоллуином

+ « Теоден почти не задержался в Золотых Палатах, где войско его пополнилось еще десятком–другим воинов, не поспевших к смотру».
Ган-бури-Ган: « Вас десять раз и еще пять раз по двадцать двадцаток. Их больше. Большая война. Кто победит? Но под стенами каменного города войска еще больше.»
0 # 27 августа 2012 в 20:20 0
КАИР-АНДРОС, ОСГИЛИАТ ( к сожалению, никаких конкретных цифр):
«-Вчера мы стояли на Кайр Андросе — длинном острове на Андуине, который мы пока сохранили за собой. Напротив, на этом берегу Реки, для нас держат лошадей. Когда наступила Тьма, я понял, что надо спешить, а потому, покидая остров, захватил с собой только трех воинов, по числу коней. Остальным я отдал приказ двигаться к югу и укрепить охрану у переправы под Осгилиатом. Надеюсь, я не совершил огреха? — И он взглянул на отца.

– Что ты можешь сказать про Осгилиат? Велик ли там гарнизон?
– Он весьма немногочислен, — ответил Фарамир. — Но, как я уже докладывал, я усилил его своими людьми. (т.е. три с небольшим сотни воинов, ну, пусть четыре, были весьма ощутимой помощью).
– Но то была только пробная попытка, — заметил Фарамир. — Сегодня, даже если переправа обойдется Врагу в десять раз дороже, чем нам, мы потеряем неизмеримо больше, ибо он может без ущерба для себя пожертвовать целой армией, а нам дорог каждый отряд. И потом, если неприятель переправится успешно, отступление тех, кто защищает отдаленные посты, будет весьма затруднено.»
«Так благородный Фарамир отправился навстречу опасности, взяв с собой столько добровольцев, сколько можно было выделить из гарнизона крепости.»

ВЕРНУЛИСЬ ИЗ ВОЙСК ФАРАМИРА В МИНАС-ТИРИТ
«Вот они достигли Ворот и вошли в крепость, высоко подняв головы; горожане смотрели на них с гордостью и громко провозглашали им хвалу, но ликование мешалось с тревогой. Ряды вернувшихся прискорбно поредели. Фарамир потерял треть своих воинов.»

КОГО ПРИВЁЛ АРАГОРН
«В Пеларгире стоял главный умбарский флот — пятьдесят больших кораблей и без счета малых. Многие из тех, кого мы преследовали, достигли гавани раньше нас, и страх пришел туда вместе с ними, так что некоторые суда успели сняться с якоря и отплыть: они пытались уйти вниз по Реке или переждать у противоположного берега. Многие корабли помельче горели. Харадримы, загнанные в ловушку у самой кромки воды, повернулись к нам лицом: они решили не сдаваться и были готовы на все. Увидев, как нас мало, они расхохотались, ибо их войско все еще было огромно. Тогда Арагорн осадил коня и крикнул: «Именем Черного Камня, вперед!» И тут призраки — а до сих пор они держались позади нас — серой волной хлынули вперед, сметая все на своем пути… Матросы все до одного обезумели от ужаса и попрыгали за борт. Остались только рабы, прикованные к веслам. Враги разлетались перед призраками, словно осенние листья в бурю, и за считанные минуты мы овладели всем берегом. На каждый из больших кораблей Арагорн послал одного из Дунаданов, чтобы успокоить галерников и снять с них цепи. Еще не кончился этот темный день, а нам уже не с кем было биться. Кто не утонул — бежал на юг, надеясь добраться до родных мест по суше.»

«Не чудо ли? Вся черная армада перешла в его (Арагорна) руки! Он выбрал самый большой корабль и взошел на борт.»

«Много пленных было освобождено нами в том сражении. Среди них были и гондорцы, захваченные во время набегов. Вскоре подоспели жители Этира и Лебеннина, а следом — Ангбор из Ламедона и всадники, которых ему удалось собрать. Ужас, наведенный призраками, развеялся, как и само Серое Войско, и люди пришли к нам на помощь: они хотели увидеть наследника Исилдура. Имя его было на устах у всех, и весть распространялась, как пожар в ночи… Ну вот почти и все. За один вечер и одну ночь корабли были подготовлены к отплытию, и на утренней заре флот двинулся вверх по Великой Реке.»
0 # 28 августа 2012 в 22:19 0
Сергей, в переводе Грузберга сказано, что Имрахиль привёл 200 рыцарей, сегодня перечитал)
0 # 29 августа 2012 в 02:16 0
ВРАГИ
Гэндальф: «Мы должны вступить в бой за воротами крепости. Пусть это будут всадники. Вся наша надежда — увы, надежда временная — только на них, ибо у Врага недостаток в конниках.»

«– От роханцев никаких вестей, — разочаровал он (Ингольд) осажденных. — Теперь они уже не придут. Впрочем, если они даже и придут, нам от этого пользы не будет. По нашим сведениям, второе вражье войско явится гораздо раньше них. Оно уже переправилось через Реку у Кайр Андроса. Это огромная армия: она состоит из орочьих полчищ с Глазом на гербе и бессчетного числа людей из племени дотоле нам неизвестного. Эти люди не слишком рослы, зато широкоплечи, угрюмы лицом, бородаты наподобие гномов и вооружены тяжелыми топорами. Думается, они явились из какой–то дикой страны на востоке — ведь Восток обширен. Часть вражьей армии завладела северной дорогой, а часть направилась в Анориэн. Рохирримам не пройти.»
«Ворота закрылись. Всю ночь до слуха стражников доносился шум — это растекались по долине враги, поджигая поля и разрубая на куски всех, кто попадался по дороге, будь то живой или мертвый. В темноте нельзя было сосчитать, сколько полков уже переправилось через Реку, но как только утро — вернее, тусклая тень утра — прокралось на равнину, стало видно, что ночные страхи не были безосновательными. Равнина почернела от марширующих отрядов. Повсюду, куда достигал взгляд, раскинулись, будто уродливые грибы, черные и багровые палатки.»
БИТВА
«Впереди, у стен города, где высились осадные башни, уже бились воины Эльфхельма, рубя врагов направо и налево, загоняя их в огненные рвы и отрезая им путь к отступлению. Почти вся северная часть Пеленнора уже была очищена от неприятеля; обоз захватчиков горел, орки сломя голову бежали к Реке, словно звери от охотника. Рохирримы скакали через поля Пеленнора, не встречая препятствий. Но осада продолжалась, и Ворота все еще оставались за неприятелем. У входа в Город собрались значительные силы врагов, на восточном краю поля стояли свежие, еще не введенные в бой мордорские полки, а на юге, за дорогой, выжидали главные силы харадцев с конницей, собранной под знаменем их вождя. И вот вождь оглядел поле, и в свете утра увидел стяг Теодена, обогнавшего свое войско, и заметил, что рядом с Теоденом — лишь горстка конников. Воспылав яростью, харадец издал громкий клич и, приказав развернуть знамя, где извивался на кроваво–красном поле черный змей, ринулся в атаку на Белое и Зеленое, а за ним — его воины. Ятаганы харадцев засверкали, как тысяча звезд.»

«По дороге спешно подтягивались к городу свежие, только что переправившиеся через реку полки орков; из–под городских стен выступили моргульские легионы; с юга маршировала, прикрываясь конницей, харадская пехота. Над головами южан покачивались на хребтах мумакилов боевые башни. Но в другой стороне, на севере, мелькал белый султан Эомерова шлема и роханские всадники снова строились в боевой порядок, а из города спешили воины Гондора — и в первом ряду реял Серебряный Лебедь Дол Амрота.»
0 # 1 сентября 2012 в 17:33 0
«Между тем на полях Пеленнора с новой силой гремел жестокий бой. К небу летели яростные, отчаянные крики; ржали кони, звенело оружие. Играли рога и трубы: задрав хобот, оглушительно трубили мумакилы, понуждаемые к битве. Под южной стеной пехота Гондора сшиблась с моргульскими полками, все еще достаточно сильными. Всадники поскакали на восточный край поля к Эомеру. Среди них были и Хьюрин Стройный, Хранитель Ключей, и повелитель Лоссарнаха, и Хирлуин с Зеленых Холмов, и блистательный князь Имрахил в окружении своих рыцарей.»
«Помощь подоспела вовремя. Ибо удача изменила Эомеру, и отчаянная ярость нового короля Рохана обернулась против него. Первый бешеный натиск разбил ряды врагов; роханцы мощными клиньями врезались во фланговые отряды южан, сея среди них опустошение, — но туда, где маячили огромные силуэты мумакилов, кони идти отказывались. Они поднимались на дыбы, бросались в сторону, и звери–исполины по–прежнему безраздельно царствовали над полем битвы, возвышаясь над сражающимися, как могучие крепости. Харадцы теснились под этим мощным прикрытием, недосягаемые для атакующих. Еще в начале боя харадцы в три раза превосходили роханцев числом, но это было вначале. Новые и новые отряды врага подходили со стороны Осгилиата, и не было им конца. До сих пор, правда, подкрепление держалось в тылу, ожидая только приказа, чтобы в конце битвы наброситься на Город, разрушить его, разграбить и опустошить. Теперь, когда Черный Король погиб, Готмог, предводитель моргульских орков, сам повел свои полки в бой. За орками, размахивая топорами, тучей двинулись люди с востока, а за ними — вариаги из Кханда, южане в красных одеждах и черные гиганты из Дальнего Харада, похожие на троллей, с белыми глазами и алыми языками. Часть этого смешанного полчища устремилась в тыл роханцам; часть двинулась наперерез, намереваясь остановить гондорские отряды и не допустить, чтобы те соединились с роханскими всадниками.»

ВРАГИ ПОСЛЕ БИТВЫ
«В Моргул и Мордор удалось вернуться лишь единицам, а в Харад и вовсе никому — только весть о поражении докатилась до родины харадцев, только грозный слух о страшной мести Гондора и его великой мощи.»

СИЛЫ ЗАПАДА ПОСЛЕ БИТВЫ

«– Люди устали, среди воинов много раненых — кто легче, кто тяжелее, — заметил Эомер. — Мы потеряли много лошадей, а для нас это удар весьма чувствительный. Если нужно выступить уже через два дня, я вряд ли соберу больше двух тысяч. Зато столько же останется на оборону Гондора.
– У нас будет из кого выбирать, — подал голос Арагорн. — Из южных провинций идет подкрепление. Побережья очищены от врага: это высвободило силы южных провинций. Из одного только Пеларгира сюда явится не менее четырех тысяч пеших бойцов. Их ведет сюда через Лоссарнах Ангбор Бесстрашный. Если отложить выступление на два дня, они успеют добраться до Минас Тирита. Кроме того, многим я велел следовать за мной вверх по Реке на любых судах, какие удастся найти. При попутном ветре они тоже скоро будут здесь. Часть кораблей уже в Харлонде. Думаю, мы соберем около семи тысяч, считая конных и пеших вместе, да и в Гондоре останется изрядный гарнизон — в начале войны мы располагали меньшим.
На этом совет владык закончился. Выступить порешили через два дня, с войском из семи тысяч воинов. Бльшую часть предполагалось набрать из пехотинцев: у стен Мордора лежали слишком темные и страшные земли, чтобы полагаться на конницу. Арагорн намеревался предоставить две тысячи воинов из перешедших под его начало южан, Имрахил — три с половиной тысячи, Эомер — пятьсот всадников, оставшихся без коней, но способных еще сражаться, и пятьсот всадников на конях, под собственным началом; другой отряд из пятисот конников составили дунаданы с сыновьями Элронда и рыцари Дол Амрота; итого шесть тысяч человек пехоты и одна тысяча — конницы.
0 # 2 сентября 2012 в 00:56 0
Главные силы роханцев — около трех тысяч всадников, которые сохранили лошадей и убереглись от ран, — под командой Эльфхельма отправились перекрыть Западный Тракт для врага, стоявшего в Анориэне. На север и восток помчались разведчики — обследовать дорогу от Осгилиата на Минас Моргул.»